doctorsКак вас обманывают гинекологи? Об этом рассказывает автор нашумевшей книги «Честный разговор с российским гинекологом» и нескольких других книг, кандидат медицинских наук, гинеколог Дмитрий Лубнин:

В:
Дмитрий, расскажите, пожалуйста, какие «женские» болезни не надо лечить?
О:
Подавляющее большинство российских гинекологов очень сильно сгущают краски и запугивают своих пациенток. Часто после посещения врача женщины выходят с ужасом в глазах и с одним вопросом: за что мне все это, и где я все это могла получить? На самом деле все не так страшно, и половину болезней, обнаруженных на приеме, вообще лечить не надо.

В России есть три вещи, над которыми смеются во всем мире: у нас есть диагноз «дисбактериоз», у нас лечат эрозию шейки матки и сохраняют беременность с первого триместра. Этих трех вещей не делают ни в одной цивилизованной стране мира.

Эрозия шейки матки –это состояние, которое стараются не трогать нигде в мире, за исключением двух ситуаций. Если есть поверхностные сосуды, повреждение которых во время полового акта приводит к кровотечениям (после полового акта появляются кровянистые выделения). В этом случае эрозию прижигают.

Второй момент связан с тем, что разросшийся эпителий производит слишком много слизи и женщина жалуется, что у нее много обычных белых выделений. Во всех остальных случаях за этим состоянием наблюдают, проводят цитологический анализ шейки матки, оценивают шейку –и все. Прижигать всем подряд эрозию не надо, это даже плохо. Поверхностные сосуды, контактные кровотечения или избыточные выделения присутствуют у небольшого количества женщин с этим состоянием. При этом годовой оборот клиник, занимающихся лечением эрозии шейки матки, огромен, ведь эрозия есть практически у всех женщин.

Второе – это бесконечное лечение уреаплазмы и микоплазмы. Эти микроорганизмы транзиторны, то есть они периодически живут в половых путях как мужчин, так и женщин. Они совершенно не опасны, не приводят ни к бесплодию, ни к выкидышу, ни к другим осложнениям. Лечат же жестко, лечат «тяжелыми» антибиотиками широкого спектра действия много дней и недель.

Не надо лечить вирус папилломы человека. Он не лечится. Нет ни одного лекарственного препарата в мире, который бы оказывал на него воздействие. А его лечат какими-то противовирусными препаратами, иммуномодуляторами, капельницами, уколами. Самое интересное, что подавляющее большинство этих препаратов вообще не проходило никаких серьезных клинических испытаний, и никто не знает, каковы будут последствия их применения….Презерватив не спасает от ВПЧ, и практически все заражаются, только иммунитет должен справиться и закончить эту историю.

Что еще лечат… В отношении миомы матки, например, очень радикально и жестко лечат пациентов, у нас очень часто предлагают хирургическое лечение, удаление матки. Хотя в ряде случаев операция не нужна, иногда с этим состоянием даже можно беременеть, но здесь наши врачи тоже стараются максимально все «полечить».

Есть еще одно очень интересное заболевание, не заболевание даже, а состояние – это кисты шейки матки. Это абсолютно безопасные маленькие пузырьки, которые образуются на шейке матки в результате закупоривания протоков. Их вскрывают, оперируют. У нас любую кисту пытаются прооперировать раньше времени. Есть определенные кисты, которые сами рассасываются меньше чем за месяц. Не надо оперировать эндометриоидные кисты яичника меньше 2 сантиметров, потому что сама операция будет более губительна для яичника, чем воздействие такой кисты: после вмешательства яичник часто теряет свою активность.

Не надо лечить рубцовую деформацию шейки матки, небольшие послеродовые разрывы. Наши гинекологи их тоже пытаются убрать, считая, что это каким-то образом оказывает воздействие на организм.

В:
Как женщине найти своего гинеколога, своего врача?
О:
У каждого свое. Вы знаете, у меня бывают ситуации, когда ко мне приходит на прием пациентка, и я говорю: «Мы друг другу не подходим». Потому что каждой женщине нужен свой гинеколог. Одной нужен достаточно волевой врач, который скажет: «Ну, чего пришла? Давай садись, пей…», – жестко с ней разговаривающий. Кому-то нужен гинеколог, который все расскажет, который объяснит, и она будет понимать, зачем врач что-то делает. Первой пациентке такой гинеколог не нужен. У меня бывают женщины, которые говорят: «Зачем вы мне все это рассказываете? Я пришла, у меня зудит, что мне выпить? Вот это? Я пошла».

Есть те, для которых приход к гинекологу – повод просто поговорить о своем, о женском. Им, например, не подходит гинеколог-мужчина, потому что с ним нельзя обсудить новые сапоги. Поэтому надо задаться вопросом, что вы хотите от врача, а потом уже искать своего гинеколога.

В:
Много пациенток интересуются подробностями болезней, хотят знать, зачем им назначают анализы?
О:
У меня свой приход: женщины обращаются ко мне не потому, что написано «гинекология», и они зашли узнать, какой врач тут работает. Это люди, которые пришли ко мне с моего сайта, читали информацию, которую я предоставляю. То есть это, по большому счету, люди, которые интересуются своими болезнями, хотят во всем разбираться и участвовать в процессе лечения. Да, конечно, иногда попадаются пациенты, которым просто меня посоветовали, а оказывается, что им нужен врач другого типа.

В:
Вы считаете, что любая женщина должна разбираться в таких базовых вопросах своего здоровья?

О:
Да. Но не будет. Некоторые женщины даже не хотят интересоваться тем, как они устроены. Что-то там внизу, что-то подмыть. Я иногда беру зеркало для того чтобы объяснить там какие-то моменты и показать: вот здесь, на малой половой губе такая-то… – «Да не надо, доктор, мне показывать! Вылечи, и все». А есть те, которым интересно.

В:
Дмитрий, Вы не боитесь осуждения коллег? Во врачебной среде очень развито чувство локтя, коллегиальность, и все стараются друг за друга встать горой и не раскрывать свои профессиональные секреты.

О:
Мы же не занимается шарлатанством. Что это за наши «профессиональные секреты»? Как развести пациента, что ли? Я считаю, что это преступное дело.

Безусловно, сейчас существуют отдельные категории коммерческих врачей (они появились в последнее десятилетие), единственное достоинство которых – это умение развести пациентов. Такие врачи приносят большую прибыль: они умеют назначать избыточные анализы и лечение, отправляют пациенток на всякие капельницы, аппараты и прочие ненужные процедуры. Они коммерчески успешны, но к медицине не имеют никакого отношения.

«Сколько врачей, столько и мнений» – это бред. Если у нас консилиум, мы можем высказывать мнения: вот у пациентки есть сочетание одного заболевания с другими, ей столько-то лет, у нее еще там 15 недель беременности, и вот мы сидим и думаем, прооперировать ее сейчас, либо подождать некоторое время, либо вообще пускай она с этим рожает. Вот это называется обмен врачебными мнениями.

Не может быть у одного врача мнения «я лечу эрозию шейки матки так», а у другого – «я вообще не лечу». Это некие базовые знания, основанные на доказательной медицине. Не может быть у каждого по-разному. Это и есть то, с чем я хочу побороться.
В:
Как вы относитесь к половому просвещению?
О:
Очень позитивно.Его надо проводить лет с 14, а то и с 9, как во всех цивилизованных странах. Существуют разные программы и в Америке, и в Европе. Я эти программы видел, они немножко не для нашего менталитета…

Хотя дети не понимают, что такое «наш менталитет», поэтому с ними-то как раз и можно говорить на такие темы. Это взрослые, читая западные рекомендации, имея какое-то очень пуританское сознание, начинают приходить в ужас. Если 9-летнему мальчику или девочке объяснить про то, что существует матка, яичники, сперматозоиды, ничего страшного не произойдет.

Почему мы скрываем от 14-летнего мальчика или девочки, что существует эрекция и эякуляция, если она у них происходит? Как мальчику с этим жить, куда обращаться, если он утром просыпается, и у него случается эрекция? Наверное, к нормально написанному справочнику, в котором будет объяснено, что это есть физиологическое явление, оно происходит у всех, и не надо пугаться этих моментов. А у девочки происходит менструация. Она же должна понимать, что она теперь может забеременеть.

Это ужасный обман, когда мы готовы закрыть глаза на половое воспитание, ничего о нем не говорить и считать, что таким образом мы можем уберечь детей от чего-либо. Тут такая же история, что и с остальными запретами. Запрещаем аборты – получаем криминальные аборты, запрещаем алкоголь – получаем суррогат. То есть все, что запрещается, в конечном итоге оборотной стороной так сильно бьет по этому, что, собственно говоря, это все не надо делать.
(из беседы Н. Журавлёвой с кандидатом медицинских наук, гинекологом Дмитрием Лубниным)

Высказывания Д. Лубнина продолжают откровения других врачей. И подтверждают, что некоторые болезни лечат только на постсоветском пространстве.

О «Пяти чисто русских болезнях» писал доктор И Бузиашвили.

Еще один известный доктор, Александр Мясников, экс-главврач Кремлевской больницы, глава клиники, где сейчас лечится политическая и бизнес-элита России тоже написал книгу «Как жить дольше 50 лет», в которой рассказывает о «хитростях» докторов, ведущих бизнес с использованием для этого человеческих слабостей – желании жить долго, быть здоровым, ничего при этом не делая, а только употребляя препараты. Мясников пишет, что в России сейчас мода на проверку иммунитета. И почти у всех он оказывается близок к нулю. Но доктора тут же «утешают» проверявшихся, сообщая, что их могут спасти иммуномодуляторы, которые нужно колоть несколько недель. На 1000 долларов. И т.д.

Ну, уж если собрать откровения докторов, то можно добавить хирурга-онколога Марти Макарей (Marty Makary, интересный специалист, можете почитать о нем в Википедии). От его высказываний волосы встают дыбом:

«…каждому четвертому пациенту стационара причиняется вред из-за врачебных ошибок».

«..одного кардиолога уволили из-за его утверждения о том, что 25 процентов электрокардиограмм неправильно интерпретируются».

«… прибыль врача зависит от количества проведённых им операций».

«…почти половина методов лечения ни на чём не основаны».

«…в более чем 30 % медицинских услуг нет необходимости».

«…я знаю случаи, когда пациентам намеренно не сообщали о максимально бескровном методе операции для того, чтобы врач имел возможность полноценно попрактиковаться. При этом врач надеялся, что пациент ничего не узнает».

«..врачебные ошибки находятся на пятом-шестом месте среди причин смертности, точная цифра зависит от способов подсчёта».

«…задача врача – предложить пациенту хоть что-нибудь, даже если врач уже ничем не может помочь. Это финансовый стимул. Врачам нужно платить за оборудование, купленное в кредит».

«…у нас дорогое оборудование, и чтобы платить за него, им надо пользоваться».

Коллега доктора Макарея по госпиталю Барбара Старфилд добавляет:

«Ежегодно от результатов прямого врачебного вмешательства умирают 225 тысяч пациентов. 106 тысяч из них умирают в результате употребления официально одобренных лекарств. Остальные 119 тысяч – жертвы ненадлежащего медицинского ухода. Это ставит медицинское вмешательство на третье место среди причин смертности».
(по материалам Jon Rappoport, журналиста, пишущего на медицинские темы).

Вот такие «откровения» докторов, заставляющие задуматься – а всегда ли слепо нужно верить всем процедурам, на которые вас направляют, или просто нужно оплачивать оборудование, закупленное для этих процедур?

И нужно ли разбираться и понимать – что происходит с вашим телом и здоровье? Наверное, читатели моего блога согласятся – нужно! Иначе не было бы столько вопросов с желанием разобраться «Кто я, что происходит и что делать?». UPD:

В ЖЖ есть московский доктор со своими откровениями. Блог его коммерческий, у меня же нет никакой рекламы, поэтому можете сами поискать «Исповедь московского врача». Отрывки:

« …у меня всё ещё иногда бывают угрызения совести. Они уже слабые и почти не заметные, но всё ещё возникают воспоминания о том, с какими мыслями и надеждами я шёл учиться в мединститут, чтобы помогать людям и лечить их, как завещал Гиппократ. Ни о каком обмане и разводе на средний чек тогда и мыслей не было.

Но как говорит руководитель клиники, в которой я работаю: «Гиппократ сейчас не актуален, да и умер давно, а моя семья и дети живы и хотят кушать».

…все анализы я, как правило, направляю сдавать за два приёма, чтобы пациент не шарахался сразу от внушительной стоимости и не заподозрил излишество назначенных обследований. Во-первых, обычно нет необходимости сдавать такое количество анализов. Но вы уже прекрасно знаете про план, норму и чек по каждому пациенту. Во-вторых, вы, скорее всего, даже представить не можете, как делаются и как подделываются ваши анализы в лабораториях. Вариантов бывает несколько:

Клиники, которые экономят на проведении анализов

Анализов вам назначили много, и вы за них заплатили соответствующую сумму, но исследование в лучшем случае проводят только самых основных, или вовсе не проводят. Почему так происходит? Скорее всего, у клиники, в которую вы пришли, плохо идут дела, поэтому они экономят на анализах. Соответственно, получается недостоверная картина вашего обследования, и, как следствие, неадекватное лечение. В результате, здоровье не только не выправляется, а, скорее всего, ухудшится, что спровоцирует появление других болячек. Но это неплохо, потому что ходить в эту клинику вы теперь будете долго и регулярно.

Но так делают не во всех клиниках, а только в тех, где продажи идут плохо, и клиника даже не окупается.

Клиники, не упускающие возможности заработать даже на здоровом пациенте

Анализы вам назначают по стандартной схеме, но подделывают их результаты. «Обнаруживают» то, чего у вас на самом деле нет. И это, кстати говоря, ещё не самое страшное, потому что здесь обнаруживают всего лишь незначительное «заболевание», которое можно «вылечить», прокапав несколько капельниц и пропив курс лекарств. Разницы пациент, скорее всего, не почувствует, зато потом сдаст анализы повторно, которые покажут, что он «вылечился».

Клиники, которые обнаруживают у пациента тяжёлую или смертельную болезнь

Скорее всего, это клиники с ленивым и тупым руководство с постсоветским мышлением, которые только понаслышке знают про менеджмент, маркетинг и внутренние продажи. Экономят на всём, врачам платят скромную зарплату. Это жадные руководители, у которых есть только одна клиника, потому что до сетевых масштабов они никогда не расширятся из-за своей жадности и тупости. Поэтому, чтобы хоть как-то продержаться на плаву, и при этом зарабатывать на хлеб с икрой, занимаются откровенным жульничеством. Атмосфера в таких клиниках царит удручающая, врачи злые, и это видится невооружённым взглядом.

И последний вариант

Это клиники, которые ничего не подделывают, но благодаря грамотному менеджменту и маркетингу манипулируют пациентом, чтобы он сдал большое количество анализов, доп. анализов и обследований. Диагноз пациенту ставят только после выполненного плана, и далее назначают адекватную схему лечения.

Вот в такой клинике я как раз и работаю. И скажу вам, что этот вариант не самый худший. Более того, на сегодняшний день, даже самый лучший в России. Да, пациент потратит в 3-5-10 раз больше необходимого, но зато точно будет знать достоверную картину своей ситуации.

Пара слов по поводу бесплатной медицины

В комментариях мне много писали, что раз в платных клиниках вот так наживаются на пациентах, следовательно, лучше идти в бесплатную районную поликлинику. А вот скажите, что для вас лучше, вылечиться хоть и за большие деньги, или не вылечиться совсем, потому «за бесплатно» на вас всем будет наплевать? На том свете деньги уже не понадобятся.
…На днях у нас было внеочередное собрание. Начальство было крайне недовольно падающими доходами нашего филиала – всех отчитали и пригрозили увольнениями.

Основная претензия: «Вы на работе только и делаете, что пьете чай, и не обрабатываете как следует пациентов»

Поставили задачу: «Вгрызаться в любого пациента и если описываемая симптоматика хотя бы отдаленно напоминает сложные заболевания, то запугивать пациентов и назначать местные процедуры и доп.обследования»

Наш УЗИ специалист, перепугавшись что ее уволят, беременной здоровой девушке наговорила что у нее преждевременное маловодие, плацента вся в кистах, что все очень плохо, необходимо срочно ставить капельницы и провести полное обследование, иначе она может потерять ребенка.

Фармацевтическая компания, которая продвигает через нас свои «чудо-препараты», выпустила новое средство при заболеваниях ЖКТ. Результат – уже несколько пациентов пожаловались на диарею и кровотечение.

Уролог при заборе материала на ПЦР спровоцировал кровотечение из уретры. Пациент кровью испачкал белый халат врача и с испуга стал суетиться, забрызгав каплями крови пол кабинета. Когда врач приоткрыл дверь и пошел звать уборщицу, пациенты, ожидающие своей очереди, когда узнали что случилось, встали и ушли. Что-то мне подсказывает, что нашего уролога уволят.

Для тех, кто интересовался, какие зарплаты в нашей клинике и как стимулируются продажи, рассказываю. У нас минимальный оклад – в среднем 10-15 тыс. рублей. Все остальное это проценты. С приема больного врач получает 20%, полгода назад было 15. За направление к другому специалисту 5%, полгода назад было 3%. За направление на сдачу анализов 8%, полгода назад было 5%.

Если вы учитесь в медицинских вузах и хотите получать приличную зарплату, рекомендую учиться на врачей нетерапевтических специальностей. Денег будете получать еще больше . Те, кто умеют считать, уже сами догадались почему».

Вот такие откровения доктора!

———————————

Статьи по теме:

«Размышления о ВСД»

Яркий рассказ избавления от проблемы при аюрведическом стиле жизни:
“Можно ли вылечиться с помощью аюрведы?”