Мы многого не помним. Иногда как проблеск: “Что-то не так. Зачем я здесь?” Потом опять – тамас, авидья. Надо стараться вспомнить. Тогда за чертой осознаем:
“Мы были не зря”.

samskrtaИз материалов конференции Общества индийской и советской культуры округ Мирут 22-23 февраля 1964 года, г. Газиабад, Уттар Прадеш. Участник Дурга Прасад Шастри:

Когда я был в Москве, в гостинице мне дали ключи от комнаты 234 и сказали dwesti tridtsat chetire. В недоумении я не мог понять, стою ли я перед милой девушкой в Москве или нахожусь в Бенаресе или Удджайне в наш классический период где-то 2000 лет назад. На санкрите 234 будет dwsshata tridasha chatwari. Возможно ли где-нибудь большее сходство? вряд ли найдется ещё два различных языка, сохранивших древнее наследие – столь близкое произношение – до наших дней.

Мне довелось посетить деревню Качалово, около 25 км от Москвы, и быть приглашенным на обед в русскую крестьянскую семью. Пожилая женщина представила мне молодую чету, сказав по-русски: On moy seen i ona moya snokha.

Как бы я хотел, чтобы Панини, великий индийский грамматист, живший около 2600 лет назад, мог бы быть здесь со мной и слышать язык своего времени, столь чудесно сохраненный со всеми мельчайшими тонкостями!

Русское слово seen и soonu в санскрите. Также madiy – это son в санскрите может быть сравнено с mоу русского языка и английского. Но только в русском и санкрите mоу и madiy должны измениться в mоуа и madiya, так как речь идет о слове snokha, относящемся к женскому роду. Русское слово snokha – это санскритское snukha, которое может быть произнесено так же, как и в русском. Отношения между сыном и женой сына также описываются похожими словами двух языков.

Вот другое русское выражение: То vash dom, etot nash dom. На санскрите: Tat vas dham, etat nas dham. Tot или tat – это указательное местоимение единственного числа в обоих языках и указывает на объект со стороны. Санскритское dham – это русское dom возможно, в силу того, что в русском отсутствует придыхательное h.


Валерий Брюсов:
30 июля 1914

Старый вопрос

Не надо обманчивых грез,
Не надо красивых утопий;
Но Рок подымает вопрос:
Мы кто в этой старой Европе?

Случайные гости? орда,
Пришедшая с Камы и с Оби,
Что яростью дышит всегда,
Все губит в бессмысленной злобе?

Иль мы – тот великий народ,
Чье имя не будет забыто,
Чья речь и поныне поет
Созвучно с напевом санскрита